«Марксисты» в подгузниках

«Реакционные эпохи, как наша, не только разлагают и ослабляют рабочий класс, изолируя его авангард, но и снижают общий идеологический уровень движения, отбрасывая политическую мысль назад, к давно уже пройденным этапам», – писал Л.Д.Троцкий в работе «Сталинизм и большевизм». Писал давно, больше 80-ти лет назад, накануне Второй мировой войны, в эпоху повсеместного разгула реакции. Но, как известно, истина со временем не ржавеет.

Сегодняшнюю эпоху тоже нельзя назвать революционной. Несмотря на кризисы, сопровождающиеся массовым обнищанием трудящихся по всему миру, рабочий класс в целом не идёт за революционными силами. Хотя левым реформистам эпизодически удается одерживать локальные победы, последние не только не приближают революционное уничтожение капитализма, но часто приводят к обратному результату – еще большему разочарованию трудящихся масс в революционных лозунгах, да и вообще в социалистической перспективе. Бенефициарами же в итоге оказываются силы реакции, от традиционных буржуазных консерваторов до исламо-фашистов.

Наша страна не является исключением. У российских рабочих в целом пока преобладают патерналистские настроения, надежды на помощь классово враждебного им государства, а не расчет на собственные силы. Хотя в условиях пандемии резко усилилась социальная напряжённость, вызвавшая рост числа трудовых протестов, большинство последних носит спонтанный характер, а роль профсоюзов невелика.

Что касается российских левых организаций, то они так и не смогли за 30 лет укорениться в рабочем классе. Даже парламентская КПРФ, получающая от государства миллиардное финансирование и рекламируемая в качестве «массовой рабочей партии», демонстрирует полную неспособность поднять на борьбу эти самые массы рабочих.

Непонимание и даже отторжение со стороны большинства рабочего класса толкает часть левого движения к переориентации на другие социальные группы, которые, как считают левые, могут быть более восприимчивы к их пропаганде или проявлять большую протестную активность, чем «консервативный» российский рабочий класс. По большей части объектами этой переориентации становятся дискриминируемые (по мнению левых) меньшинства, а также про-либерально настроенная интеллигенция.

Естественным образом такая переориентация ведёт к приспособлению к идеологическому уровню новой социальной базы и, как следствие, к теоретической деградации самих левых.

Типичным примером подобного приспособления является Российское социалистическое движение (РСД), которое позиционирует себя в качестве марксистской организации, хотя и признается, что трактовка марксизма носит у неё «широкий характер», в отличие от «ортодоксальных марксистов», которых РСД презрительно третирует в качестве «сектантов».

На деле же такое «расширение» приводит к тому, что идеология РСД не только теряет всякую связь с марксизмом, но и порывает с научным подходом к анализу и оценке общественных процессов в принципе, довольствуясь набором примитивных мифологических установок, приближенных к уровню сознания «лево»-либерального интеллигента либо «интересующегося социализмом» студента.

Причем примитивизация марксизма у РСД проявляется как в содержании пропагандистских материалов, так и в форме их подачи, всё чаще представляемой в виде комиксов, которые, по мнению сторонников РСД, помогают им закреплять «базовые знания об идее, за которую они борются». Какие же на самом деле «базовые знания» закрепляются в пропагандистских материалах этой организации? Только два примера.

В самом конце 2020 года в паблике РСД социальной сети ВКонтакте, был опубликован материал, претендующий раскрыть содержание социологической категории «равенство», которое, по мнению авторов публикации, представляет собой «этический принцип, лежащий в основе общечеловеческих представлений о справедливости».

Совершенно ясно, что никакого отношения к марксизму такое определение не имеет. Базовым принципом, лежащим в основе марксистской научной парадигмы, является приоритет материального производства и соответствующих ему экономических отношений (иначе называемых общественным базисом) над идеологической надстройкой, составной частью которой как раз и является этика, провозглашаемая теоретиками РСД «основой человеческих представлений».

Соответственно, равенство, в марксистским понимании, это, в первую очередь, равный доступ всех членов общества к управлением средствами производства, к определению цели общественного производства, и только как конечное следствие – возможность достижения всего того, что в материале РСД вкладывается в понятие «равенство», а именно: равенство перед законом, равные возможности для участия в политике, пропорциональное распределение благ между членами общества и гендерное равенство. Однако именно о равенстве по отношению к средствам производства, как материальной предпосылке любого другого вида равенства, в материале РСД нет ни слова.

Несколько ранее, пытаясь с помощью очередного комикса объяснить, в чем состоит экономическая сущность заработной платы, теоретики РСД пришли к выводу, что «собственник, вынуждая работников производить ценности, возвращает им сумму, необходимую для выживания, а излишки – присваивает».

Любой, знакомый с азами марксистской политической экономии, знает, что собственник средств производства (капиталист) возвращает работнику не «сумму, необходимую для выживания», а сумму, необходимую работнику для воспроизводства его рабочей силы, что далеко не одно и то же. Капиталиста работник интересует не в качестве живого существа, способного двигать руками и ногами, а в качестве производителя стоимости, в том числе прибавочной стоимости.

Стоимость рабочей силы в общем случае определяется квалификацией работника, но даже для самой низкой квалификации она всегда выше «суммы, необходимой для выживания». Капиталисту нужно, чтобы работник не выживал, а трудился, принося хозяину прибыль. Причем, воспроизводство рабочей силы подразумевает не только восстановление физических сил, но и повышение квалификации, обучение, а также эмоциональную разгрузку (отдых и развлечения). Всё это включается в рыночную стоимость рабочей рабочей силы и определяет размер заработной платы наемных работников.

Более того, капиталист не просто «присваивает излишки», как это делали рабовладельцы и феодалы. Движение прибавочного продукта после того, как тот отчужден от непосредственного производителя – наёмного работника собственником средств производства (капиталистом), определяется не личными потребностями и капризами последнего, а логикой воспроизводства капиталистической прибыли и, соответственно, воспроизводства во все возрастающих масштабах отношений эксплуатации рабочего класса. Голое понятие «присвоения» ни на миллиметр не продвигает в объяснении сущности капитализма, сводя её к тривиальным дворцам и яхтам олигархов, то есть к уровню мышления обывателя.

Понятно, что те «базовые знания», которые «теоретики» РСД пытаются «закрепить» у своих сторонников, не поднимаются выше интеллектуального уровня обитателей детских садов либо учащихся младших классов, недалеко ушедших от сосок и подгузников.

В самом РСД, как правило, не утруждают себя сколь-либо аргументированной защитой своего теоретического примитива, предпочитая обвинять оппонентов в «разведении балагана», «буквоедских спорах о марксизме, которые со стороны выглядят смешно и никому не интересны» или, как главный «интеллектуальный гуру» российских «демократических социалистов» Иван Овсянников, в «плясках с тру-марксистским бубном».

Кому же выгоден выдаваемый за «широкий марксизм» идеологический примитив, тиражируемый организациями, подобными РСД? В чьих интересах возвращение теоретической мысли социалистического движения далеко назад, к домарксовой эпохе?

В России, как известно, идёт борьба между правящей буржуазно-бюрократической олигархией, монополизировавшей разворовывание природных ресурсов страны, и международным империалистическим капиталом, стремящимся эту монополию разрушить.

Внутренним агентом международного капитала выступает буржуазно-либеральная оппозиция, стремящаяся сколотить антипутинский фронт, к которому либералы пытаются подтянуть и трудящихся, но не как организованную силу, а как толпу. Не в качестве союзников, а исключительно в качестве тарана, способного проломить стены Кремля и помочь утвердиться там самим либералам.

Такая толпа, по мысли либералов, не должна коллективно думать, иметь собственных осознанных целей и интересов. Такой толпе не нужна идеология, а если всё-таки она имеется, то должна быть настолько примитивной, чтобы не позволить трудящимся стать независимой политической силой, способной противостоять как путинской олигархии, так и международному империалистическому капиталу.

В отличие от «широких марксистов» из РСД, либералы прекрасно помнят слова Ленина о том, что организация, вооруженная научной теорией, является единственным оружием рабочего класса в борьбе против буржуазии.

Одним словом, хочет того РСД или нет, но своим опошлением марксизма, идеализацией протестной стихии и абстрактной демократии оно льёт воду на мельницу врагов рабочего класса и объективно само оказываются в лагере либеральной буржуазии.

Нет для рабочего класса страшнее врага, чем тот, что прикидывается ему другом.

Игорь Мартынов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *