Чиновник рабочим не товарищ

Прокуратура против Росстата

Главный надзорный орган Российской Федерации отчитался о результатах борьбы с задолженностью по заработной плате в 2020 году. Как сообщили ТАСС в пресс-службе Генеральной прокуратуры, российские прокуроры в период распространения пандемии, за неполный год добились погашения возникавших долгов по зарплате на 22,7 миллиардов рублей.

Тем самым, отмечает агентство, объем задолженностей по зарплате, где требовалось вмешательство прокуроров, в период пандемии вырос: за весь 2019 год мерами прокурорского реагирования были погашены долги по зарплате на 20 миллиардов рублей (в 2018 году – на 26 миллиардов рублей).

Достоверны ли данные прокуратуры? К сожалению, проверить это невозможно, а каждое чиновничье ведомство во все времена стремилось приукрасить свои заслуги. Но даже если Генпрокуратура хватила несколько миллиардов лишку, результат все равно будет внушительным, на порядки превышающим те более чем скромные достижения, которые числятся в активе российских левых организаций и профсоюзов.

Интересно другое. По данным ещё одного чиновничьего ведомства – Росстата, на 1 декабря 2020 года суммарная задолженность по заработной плате в стране составила 1898,2 миллиона рублей, за месяц увеличившись на 28 миллионов рублей, или на 1,5%. Причем из общей суммы невыплаченной заработной платы на 1 декабря 2020 года на долги, образовавшиеся в 2020 году, приходилось всего 944,6 миллионов рублей, или 49,7%.

Даже на вскидку очевидно, что достоверность статистики «министерства правды» российского правительства стоит не дороже той бумаги, на которой написаны отчеты Росстата. Даже с учётом оговорок, что тот представляет данные только по организациям «наблюдаемых видов экономической деятельности, не относящимися к субъектам малого предпринимательства».

Таким образом одно ведомство Российской Федерации – Генеральная прокуратура, рекламируя собственные достижения в борьбе с просроченной задолженностью по заработной плате, разоблачило другое ведомство Российской Федерации – Федеральную службу государственной статистики, весьма наглядно продемонстрировав абсолютную бесполезность и фиктивный характер деятельности последнего. Что тоже в целом неплохо.

«Максимум цен»

Однако деятельность по погашению долгов по заработной плате стала не единственной, где чиновники в погонах стремятся снискать лавры защитников интересов простого народа. Другим направлением работы прокуроров в прошедшем году являлся мониторинг цен на продукты с целью пресечения попыток их незаконного роста в период пандемии.

Как сообщили в пресс-службе Генпрокуратуры, в 2020 году мерами прокурорского реагирования удалось добиться снижения цен на продовольственные товары, а также предупредить их необоснованный рост в республиках Башкортостан и Хакасия, Алтайском и Забайкальском краях, Калужской, Курганской, Курской, Липецкой, Нижегородской областях, Москве и других регионах.

Только в первом полугодии 2020 года, отметили в ведомстве, проверки помогли вскрыть более 600 нарушений закона в сфере ценообразования на продовольственные товары, для их устранения внесено свыше 270 представлений. К административной и дисциплинарной ответственности было привлечено 330 виновных лиц. В частности, в Петропавловске-Камчатском по представлениям была прокурора снижена стоимость хлеба, продажа которого производилась в магазинах с завышением максимально допустимой 10% розничной торговой надбавки, в Якутии устранено превышение таких надбавок на 47 продовольственных товаров, включая детское питание и так далее.

Возможен ли «полицейский социализм»?

Вполне закономерно деятельность Генеральной прокуратуры по погашению задолженности по заработной плате и пресечению попыток незаконного повышения цен на продукты питания создаёт впечатление, что сегодняшнее российское государство является неким «справедливым арбитром», восстанавливающим социальную справедливость и защищающим интересы трудящихся.

Однако такое впечатление иллюзорно, а чиновники буржуазного государства, в особенности те, что служат в правоохранительных органах, в принципе не способны защитить трудящихся, хотя и могут вступить в ограниченный конфликт с капиталистическими собственниками.

Конфликт полицейских чиновников с буржуазией сам по себе не является чем-то новым для России. В начале прошлого века тогдашний руководитель Московского охранного отделения, а затем глава особого отдела Департамента полиции Сергей Васильевич Зубатов пытался полицейскими мерами несколько ограничить аппетиты российского капитала, своей алчностью подрывающего, по мнению Зубатова, основы самодержавного строя.

Под руководством своего шефа жандармские чины организовывали общества рабочих, митинги и шествия. Зубатову удалось даже создать квазирабочую политическую партию. Однако рабочие-«зубатовцы» очень быстро вышли из-под контроля царских чиновников, начали принимать активное участие в забастовках и даже их организовывать. В итоге «полицейский социализм» Зубатова натолкнулся на ожесточенное сопротивление буржуазии и связанных с ней правительственных чиновников и был похоронен вместе с карьерой самого Зубатова.

Общественные классы обмануть невозможно. И если отдельные представители рабочего класса (или даже большинство рабочего класса) могут какое-то время питать иллюзии в отношении буржуазной государственной власти, то в конечном счете логика классовой борьбы неизбежно приведет рабочих к пониманию того, что капиталистическое государство защищает исключительное интересы эксплуататоров и никаким союзником трудящихся никогда не станет.

Вполне возможно, что существуют отдельные чиновники, в том числе прокуроры и полицейские, которые искренне пытаются помочь трудящимся, обманутым своими работодателями или торгашами. Однако в целом чиновниками, привлекающими капиталистов к ответственности за невыплату зарплаты или завышение цен, движет отнюдь не стремление защитить социальную справедливость.

Государственная бюрократия является профессиональной группой, в задачу которой входит обеспечить буржуазии оптимальные условия для эксплуатации рабочего класса, то есть для извлечения капиталистической прибыли. Буржуазное государство защищает интересы каждого конкретного капиталиста только тогда, когда его интересы не противоречат общим интересам капиталистического класса. В противном случае государство карает нарушителя, причем часто довольно жестоко.

Чиновники в погонах приставлены следить, в том числе, за соблюдением каждым конкретным капиталистом общих «правил игры», которые в данном случае предписывают грабить рабочих «цивилизованно», «по закону», используя экономические, рыночные методы, а не примитивно «кидать» работяг с зарплатой, рискуя вызвать социальный взрыв, способный пошатнуть или даже обрушить всю капиталистическую систему эксплуатации.

Собственно, этого не скрывают и сами правоохранители. Так, в конце июля 2017 года в интервью «Российской газете», руководитель Следственного комитета России Александр Бастрыкин, среди прочего озвучивший результаты борьбы своего ведомства с невыплатами заработной платы, заявлял, что «с социальной точки зрения такое преступление, как невыплата заработной платы, очень опасное явление, которое ведет к серьезным негативным последствиям. Начиная от серьезных проблем бытового характера для отдельного человека и заканчивая возможным противоправным поведением с его стороны в адрес того же работодателя или иных лиц».

Таким образом, объем «заботы» буржуазного государства об интересах трудового народа всегда заключен в границы интересов класса буржуазии. Как только требования трудового народа переходят эти границы, аппарат буржуазного государства неизбежно обрушивает репрессии на трудящихся.

Чего панически боится буржуазия и государственная бюрократия, так это самостоятельной борьбы трудящихся, независимой мобилизации рабочего класса, роста классового самосознания пролетариата, его уверенности в своих силах и способности эффективно бороться против эксплуатации. Именно поэтому один рубль невыплаченной заработной платы, выбитый из капиталиста в результате забастовки, для дела пролетарской борьбы всегда важнее, чем миллиард, возвращенный по милости буржуазного государства.

Буржуазия и чиновники это прекрасно понимают, а потому стремятся работать на опережение, одновременно беспощадно пресекая все попытки наемных работников реализовать способы самозащиты трудовых прав, в том числе и предусмотренные законодательством.

Чиновник рабочим не товарищ

Чиновники, несмотря на то, что, как и пролетарии работают по найму за заработную плату, не имеют никакого отношения к рабочему классу. Чиновничья служба не является трудом в научном экономическом смысле этого понятия. Чиновники не производят никакого товара для капиталистического рынка, не создают стоимости, а, следовательно, и прибавочной стоимости – капиталистической прибыли.

Заработная плата чиновников представляет собой часть произведенной рабочими прибавочной стоимости (прибыли), которую капиталисты отдают чиновникам в оплату услуг последних. Поэтому чиновники объективно заинтересованы не только в сохранении эксплуататорских буржуазных отношений, но и в усилении самой эксплуатации трудящихся, ведь чем выше прибыли капиталистов, чем меньше получают непосредственные производители – рабочие, тем потенциально выше зарплаты чиновников.

По этой причине российские чиновничество, от президента до рядового работника прокуратуры или Пенсионного фонда, всегда будет верой и правдой служить российской буржуазии. По этой причине чиновник никогда не станет союзником пролетария в классовой борьбе. По этой причине освобождение пролетариата от эксплуатации невозможно без уничтожения чиновничества как обособленной касты, стоящей над рабочим классом, и обеспечения контроля со стороны трудящихся над управленцами до тех пор, пока государство, а с ним и любые формы власти и принуждения не отправятся на свалку истории.

Игорь Мартынов