Что после Путина?

«Я не знаю, что будет после Путина, возможно будет ещё хуже, чем при Путине, но главное – не будет Путина». Именно так, одним предложением, можно было бы охарактеризовать содержание публикации под названием «Да, это война!», которую разместил на своей странице в Фейсбуке политический активист «Левого фронта» Леонид Развозжаев.

Публикация достаточно эмоциональная, сумбурная и во многом парадоксальная. Есть в ней, например, про войну с Украиной, в которой, по мнению автора, к концу лета Россия потерпит сокрушительное поражение на Донбассе по причине использования ВСУ североамериканских беспилотников, или про возможный в текущем году верхушечный переворот в России. Однако интересна заметка не своей парадоксальностью, а тем, что максимально открыто обнажает всю убогость того идеологического багажа, с которым современные российские левые идут к трудящимся, пытаясь поднять их на борьбу.

Саму революционную задачу, стоящую перед левыми, Леонид Развозжаев формулирует сколь резко, столь и незамысловато. «Мы должны делать всё возможное, – пишет он, – чтобы эта бандитско-криминальная система «рухнула» без остатка!» Да, соглашается Развозжаев, левые не имеют «много информационных, финансовых и даже организационных ресурсов», но зато, как считает активист «Левого фронта», в распоряжении левых «огромное количество, суперпрофессиональных организаторов, идеологически подкованных, мотивированных, прошедших и тюрьмы и войны и искушение властью» и при этом «оставшихся верным, своим принципам». «И речь даже не о сотнях, а о тысячах профессионалов!» – с гордостью заявляет Развозжаев.

Что ж, вполне возможно. Не будем спорить, хотя по тому состоянию, в котором сегодня находится российская левая, к «суперпрофессионализму» её активистов возникает много вопросов. И хотя Леонид Развозжаев пытается убедить читателей своего паблика, что «левые сегодня де-факто – самые мощные политические силы, способные склонить чащу исторических весов в политическом противостоянии в сторону прогрессивного развития страны», все же вынужден признать, что, разумеется, это не само собой, а «по сумме факторов, которые проявятся в динамике».

Что касается ресурсов, то тут необходимо заметить, что у левых (то есть у действительно левых, коммунистов, а не у прикрывающихся левой вывеской буржуазных партий, вроде социал-демократов) при капитализме никогда не будет «много» информационных и финансовых ресурсов. На то он и капитализм, что почти все эти ресурсы контролируются буржуазной элитой и изменить такое положение может только переход власти в руки рабочего класса. А единственным организационным ресурсом коммунистов была, есть и будет массовая поддержка со стороны трудящихся, и никакие сотни и тысячи профессионалов такую поддержку заменить не смогут.

Но именно такой поддержки у коммунистов, у всех левых сил, сегодня в России нет. Почему? Ответ на этот вопрос можно сформулировать так: «А откуда этой поддержке взяться? Что предлагают левые организации трудящимся для того, чтобы заручиться их поддержкой?». «Демонтировать путинскую криминальную хунту», как предлагает Развозжаев и его коллеги? А дальше?». А вот, что делать дальше, судя по публикации в Фейсбуке, не знают и сами развозжаевы.

«Возьмут ли левые власть в данный исторический период, если ввяжутся в «драку»? Не факт! Возьмут ли демократы власть? Не уверен!», – мечется в предположениях Развозжаев и приходит к тому, что единственное, что он может обещать трудящимся, это то, что мы «в любом случае» и «в скором времени» «можем оказаться в другой, демократической реальности, фактически в другой стране… Где прогрессивные левые, будут серьёзным фактором политической жизни… и где, самое главное, на какой то период времени, у нас не будет наглой, бандитской группировки, сидящей в Кремле!» Да и то не неизвестно, поскольку «всё будет зыбко, и может не всегда честно со стороны партнёров по «революции», «если условный «Навальный», придя к власти, «попробует ввести такую диктатуру как создал её в России Путин». Но, в итоге приходит к выводу, вся эта каша в его голове не имеет значения, поскольку, как «учит история», все прогрессивные перемены «происходили только когда открывается окно возможностей, пусть даже на короткий срок».

Одним словом, что-то наверняка произойдет, может даже что-то прогрессивное, но что конкретно – черт его знает. Но именно такова историческая перспектива, которую развозжаевы предлагают российским трудящимся.

Однако несмотря на полное отсутствие понимания перспектив борьбы, развозжаевы все же настаивают, что представителям левых организаций «нужно будет обязательно влазить в «драку», иначе никаких серьезных перемен может просто не произойти».

«Ну и флаг вам в руки, большой и красный. – Могут на это ответить российские трудящиеся. – Вы – «профессиональные революционеры», вам терять нечего, вам за идею – на баррикады, в тюрьму или на эшафот, как два пальца об асфальт. И за это вам наше уважение. Но мы-то не «профессиональные революционеры». У нас работа, любимая или нет, но дающая возможность жить, семьи, дети, кредиты, квартиры в ипотеке. Нам есть, что терять. Да и вообще нам нужны не революции, а возможность спокойно работать, получать достойную зарплату, по выходным – на дачу с семьей или на рыбалку с друзьями, а летом – на море или в горы. Нет, мы, конечно, готовы пойти и на баррикады, но только в том случае, если будем уверены, что рискуем нашими жизнями не просто так». Но вот именно такой уверенности современные «профессиональные революционеры» трудящимся дать не в могут.

Фатальная ошибка абсолютного большинства российских левых заключается в том, что на проблемы трудящихся они смотрят не глазами самих трудящихся, а исключительно собственными, причем, в добавок, через идеологические очки самой разнообразной расцветки стекол.

«Никакие религиозные заклинания о классовой борьбе не помогут нам без борьбы за демократию!» – Резюмирует свою публикацию Леонид Развозжаев. И в этом-то как раз и заключается его главное заблуждение. На самом деле (и международный рабочий класс за последнюю сотню лет не раз платил кровью за непонимание и игнорирование этой истины) никакая борьба за демократию не стоит ни гроша, если не сопровождается классовой борьбой, если полностью не подчинена классовой борьбе.

И только зная подлинные, а не высиженные в головах левых теоретиков (и тем более не навязанные трудящимся враждебными им классовыми силами, например, либеральной буржуазией) интересы рабочего класса, можно идти к нему с призывом на баррикады.

Игорь Мартынов